Субсидиарный должник вправе оспорить судебный акт о требованиях кредитора к банкроту

24 дек 2021

Требования кредитора по делу о банкротстве включаются в реестр требований кредиторов. В деле о банкротстве физическое лицо было привлечено к субсидиарной ответственности солидарно с иными контролирующими компанию должника лицами. Субсидиарный должник в свою очередь подал жалобу на судебный акт о признании требований кредитора обоснованными. Вышестоящие суды отклонили приведенные доводы в жалобе о том, что у основного должника нет обязательств перед кредитором в заявленном размере. Эти аргументы необходимо рассматривать в рамках обособленного спора о привлечении лица к субсидиарной ответственности. Так как судебный акт о включении требований кредитора в реестр не затрагивает права субсидиарного должника, он не вправе его обжаловать.

В своем Постановлении Конституционный Суд РФ N 49-П указал, что сложившаяся по данному вопросу судебная практика является неверной. Более того, в нашем примере требования кредитора рассмотрели задолго до того, как гражданина привлекли к субсидиарной ответственности, поскольку он осуществлял управление организацией лишь в один из спорных периодов.

Неспособность должника осуществить расчеты с кредиторами несет неблагоприятные последствия для контролирующих лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности. Несмотря на то, указанные лица не указываются в судебных актах о включении требований кредиторов в реестр должника, банкротный процесс напрямую затрагивает их законные права и интересы. Затем в рамках обособленного производства указанные лица уже не могут оспорить требования кредитора.

Конституционный Суд посчитал, что у контролирующих лиц должна присутствовать возможность оспаривания судебных актов о включении требований кредиторов в реестр в части их размера, если требования указанных кредиторов возникли за период контроля таким лицом должника. Законодатель вправе определить порядок этого оспаривания.

Конституционный Суд указал на возможность законодателя регулировать баланс между интересами «всех» участников правоотношений возникающих при рассмотрении дел о банкротстве, в том числе если принят судебный акт, которым требования кредиторов к должнику признаны обоснованными, и они включены в соответствующий реестр. В этой связи, статья 42 АПК РФ и статья 34 ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» признаны не соответствующими Конституции РФ, в частности ее статьям 17, 19 (ч. 1), 46 (ч. 1 и 2) и 55 (ч. 3).

Таким образом, вышеуказанные нормы не позволяют субсидиарному должнику, привлеченному к субсидиарной ответственности по обязательствам основного должника, обжаловать судебный акт о признании обоснованными требований кредиторов должника и о включении их в реестр требований кредиторов за период, когда субсидиарный должник являлся контролирующим по отношению к основному должнику, который в свою очередь был принят без его процессуального участия.

Совсем недавно, аналогичную позицию занял Верховный Суд РФ в схожем споре, суд защитил право контролирующего лица оспаривать действия конкурсного управляющего. О бенефициарах и прочих лицах, которые контролируют должника, сложилось мнение, что они не хотят оказывать содействие «банкротным процедурам» и стремятся только лишь поскорее вывести свои активы.

Противоположную сторону можно заметить на судебной практике, где контролирующие лица заинтересованы в том, чтобы конкурсный управляющий «эффективно» провел процедуру и тем самым минимизировал собственные расходы.

На данный момент времени, контролирующие должника лица, привлекаемые в рамках дел о банкротстве к ответственности, формально не имеют возможности оспаривать действия управляющего. Их полномочия ограничены исключительно рамками спора о привлечении к ответственности. Однако, Верховный Суд восполнил этот пробел.

Теперь у контролирующего лица есть законный интерес в должном формировании и расходовании конкурсной массы. В связи с этим, необходимо дать возможность защищать этот интерес, а не лишать доступа к правосудию.

 

Узнавайте свежие новости законодательства первыми!